Александр Малых: "Есть ли жизнь после Клубной Лиги"

  • Эта статья в архиве

Объёмное и любопытное интервью, посвященное перипетиям юношеского футбола.

Среди футболистов Клубной Лиги большое количество тех, кто связывают свою жизнь

с футболом на долгие годы. Но еще больше, к сожалению, тех, для кого с последним

календарным матчем закрывается и дорога в большой футбол. Александр Малых,

вратарь команд «Локомотива» и «Локомотива-2» 1995-го г.р., мечтал стать футболистом,

но теперь учится в Высшей школе экономики для того, чтобы когда-нибудь вернуться в

футбол уже как менеджер и руководитель. О том, что такое быть вратарём в «Локомотиве»,

и есть ли жизнь после Клубной Лиги мы и поговорили с Александром.






- Ты всю жизнь провёл в Москве?



- Да, родился и вырос здесь. У меня мама москвичка, а отец родился в Санкт-Петербурге.

Правда, в столицу перебрался транзитом через Калининградскую область.



- Любишь свой город?



- После окончания футбольной карьеры, у меня была возможность уехать на учебу в Испанию,

но я остался здесь, во многом потому, что очень люблю Москву. Безусловно, она не

идеальна, но, когда, гуляя по центру, видишь одновременно кремлевские башни, набережную,

Храм Христа Спасителя, а чуть позади Красный Октябрь и небоскребы Москва-Сити, это не

может не восхищать. Я очень люблю гулять по Москве, она настолько многогранна, что,

в зависимости от настроения, я могу пойти куда угодно. Очень нравится и обновленный

Парк Горького, и ВДНХ, где я провел всё своё детство, и Арбат, и, конечно, футбольные

стадионы.



- Если не Москва, то какой другой город?



- Из тех городов что видел, мой любимый – Барселона. Даже не могу вспомнить, чем я не был

там поражён: архитектура, чистота, организация дорожного движения, система общественного

транспорта. Всё если не идеально, то близко к этому. Как раз в Барселоне и был вариант

с учёбой, я активно готовился, учил испанский, но всё же к окончанию школы понял, что

не готов к резкому переезду. Вернусь к этой мысли уже после бакалавриата. Из европейских

городов еще запомнился Зальцбург, но во время второго визита уже не было такого

восхищения.



- В досье на тебя, которое у меня есть, сказано, что твоей первой футбольной школой стал

«Локомотив», это так?




- Еще до того, как пойти в футбольную школу, меня было не оторвать от футбольных

трансляций и обзоров. Во многом благодаря моим родным: отец с раннего возраста брал с

собой на стадион, на спартаковскую Лигу Чемпионов и сборную. А с дедушкой я часами

играл в футбол в останкинском парке. Так что я всегда хотел заниматься футболом, и это

был мой осознанный выбор. Ну а когда мы переехали в Измайлово, то вопрос выбора

футбольной школы отпал сам собой. В семь лет мой одноклассник Глеб Голубин рассказал,

что играет в «Локомотиве» и объяснил, когда будет следующая тренировка. Сам Глеб был

1996-го года рождения, но занимался с ребятами на год старше, тогда было несколько

таких. Глеб прозанимался с нами шесть лет, а потом ушел в «Динамо», дошел до выпуска,

пробовался в ЦСКА, но, насколько я знаю, как и я, он закончил с футболом.



- Что это была за тренировка?



- Я попал сразу на двухсторонку, нас разделили на 5 команд по 5 человек, играли до двух

голов, насколько я помню. Составы были явно не равны, и у первого состава, номинальной

«основы», проблем особых не было. Не могу сказать, что я как-то особо себя проявил в

игре за 5-й состав, но, видимо, Виктор Артюхин, что-то во мне увидел. Во всяком случае,

голов я точно не забивал, а об игре в воротах вообще даже и мысли не было.



- А когда и у кого такие мысли появились впервые?



- Вскоре после того как меня приняли в команду, Виктор Федорович должен был уезжать на

какую-то стажировку. На последней тренировке перед его недельном отсутствием, на

двухсторонке, одному из вратарей, Селезову Никите, разбили нос. И как-то так

получилось, что я решил его заменить до конца тренировки. За те 10 минут я успел

отбить пенальти и еще несколько опасных ударов. А потом уже, когда вместо уехавшего

Артюхова тренировки проводил отец Самира Масимова, у нас было соревнование пенальтистов,

когда каждый из полевых пробивал каждому из вратарей. Я дважды выиграл это соревнование

во вратарском зачёте (улыбается). Кстати, Никита Селезнев, которого

я тогда так удачно подменил, затем долго и успешно играл в нападении ФШМ (и играет там

до сих пор, уже в Первенстве Москвы среди ЛФК), такая вот забавная

рокировка произошла.







- Всё это было, если не ошибаюсь, в 2002-м году. Тогда же «Локомотив» в первый раз стал

чемпионом, а в золотом матче играли по разные стороны баррикад два легендарных для

«Локомотива» вратаря, Нигматуллин и Овчинников. Кто тебе больше по душе?




- Я отлично помню этот матч. Я тогда уже искренне болел и переживал за «Локомотив».

Овчинников – настоящее воплощение поговорки «вратарь – половина команды». Нигматуллину

для того, чтобы стать моим кумиром, не хватало харизмы, хотя его матч против Тироля –

это нечто!



- Успел познакомиться с кем-нибудь из них за время игры в школе?



- Сергей Иванович проводил несколько тренировок со всеми вратарями школы, в которых и

мне довелось поучаствовать. Впечатлений от этих тренировок было на месяц вперед!

Это хозяин не только вратарской, и даже не штрафной площади, а целой половины поля.

Увидеть вблизи игру такого вратаря – это уже событие. С нескольких метров подмечаешь

для себя мелкие детали. А он еще и указывал на наши ошибки. Его физическим данным я

тогда мог только поражаться. Поразительная реакция, харизма и умение руководить всеми

защитными действиями команды. Для вратаря это ключевые навыки.



- Возвращаясь к первой тренировке, кто из тех ребят, которых ты тогда увидел, дошел до

выпуска в «Локомотиве» или «Локомотиве-2»?




- Эрмин Имамович, хотя он уходил в «Динамо», заканчивал в ЦСКА, а сейчас и вовсе в

«Строгино». Рифат Жемалетдинов сейчас в молодежной команде «Локомотива». Он, хотя и

1996-го года рождения, долгое время играл и тренировался с нами. Самир Масимов

выпустился в «Локомотиве» и тоже играл в молодежном составе, но сейчас уехал в Баку,

играет за «Нефтчи». Правда, он тоже уходил ненадолго в «Спартак». Многие выпустились

в других командах.



- Я заметил, что многие ребята «Локомотива» 1995-го побывали в «Спартаке». Тебя не

посещали мысли уйти туда?




- Посещали, и не раз (улыбается)



- Звали?



- Во время ухода из Черкизово, «временного, для получения практики», как мне сказали,

у меня были варианты во всех ведущих школах, но я выбрал Перово. Там играли несколько

знакомых, а еще – это все равно был «Локомотив». Это, наверное, было не совсем верным

решением, но ничего не изменить. Тренером в «Локомотиве-2» тогда работал Шупляков

Александр Васильевич, и когда он через полгода ушел работать в «Спартак», то звал

меня с собой. Но я уже привык к коллективу и остался предан «Локомотиву». Через

несколько лет после удачной игры против «Спартака» в решающем матче «Зимнего

первенства» ко мне также подходил тренер «Спартака», но тогда даже до конкретного

предложения дела не дошло.



- Сколько вратарей было в «Локомотиве» на момент твоего перехода во вторую команду?



- Трое. Я, Лобанцев и Кирилл Волков. Я особо никогда не дружил с вратарями, но с Мирой

(Лобанцевым), мы нашли общий язык. У нас, наверное, была самая

сильная конкуренция в лиге, поэтому и без негативных моментов не обходилось. До драк,

конечно, не доходило, но были неприятные моменты, которые возникают в любом

коллективе, где каждый обладает примерно равными навыками, а кто будет играть в

воскресенье, зависит от работы в течение недели.



- Когда впервые увидел Лобанцева, предполагал, что он станет первым из вашей команды,

кто дебютирует за основу?




- Когда я впервые увидел Лобанцева, он был на голову выше всех в команде (улыбается).

Надеюсь, Мира не обидится, но поначалу у меня мыслей о том, что он

скоро станет игроком основы «Локомотива», не возникало. Но он очень быстро исправил

недочеты в технике, и через пару лет действительно стал классным вратарем, которому

можно задумываться об игре за основную команду.



- Кстати о «на голову выше всех»: среди твоих одноклубников были те, о которых бы ты

думал или знал, что он точно старше того возраста, за который играет?




- К счастью, я практически уверен, что среди тех, с кем я играл, таких не было. Иногда

думал так о тех, кто выше или крупнее меня, но скорее всего, это была обычная зависть

(смеется – прим. А. Цалон).



- Скажем, в 2010-м году из «Локомотива» очень неожиданно убрали Эдгара Арутюняна и

Магомеда Убайдуллаева. Учитывая, что оба были главными забивалами своих команд,

поползли слухи о том, что они немного старше своего возраста.

Или там была другая история?




- Про Магомеда действительно многие так думали, но я учился в одной школе с его

двоюродным братом, и я не могу не верить этому человеку про то, что Убайдуллаев

действительно родился в 1996-м. А с Эдгаром была совсем другая история.



- Расскажешь?



- Он был одним из первых в нашей команде, кто подписал профессиональный контракт с

клубом. Сами понимаете, деньги там были совсем небольшие. Когда этот контракт

подходил к концу, Эдгар уже был на подходе к молодежной команде, но вместо того,

чтобы улучшить условия, клуб, наоборот, составил невыгодный для Арутюняна контракт.

Обладая всеми правами на игрока, могли почти ничего не платить. Разумеется, одного

из лучших молодых игроков России, каким был Эдгар, такое предложение устроить не

могло, и Эдгар от нового контракта отказался, что очень рассердило президента

клуба (Ольгу Смородскую – прим. А. Цалона). Причем рассердило настолько, что

закрыло для Эдгара пути во все другие московские школы, по крайней мере, в ЦСКА,

куда он попробовал податься, его приняли, но спустя пару недель «попросили» по

нефутбольным причинам. Так что ему буквально пришлось уехать из Москвы. На мой

взгляд, он был лучшим нападающим школы, а может, и всей Москвы.



- Знаешь что-нибудь о его дальнейшей судьбе?



- Знаю, что он играл в Армении, потом вернулся к Артюхову уже в «Сокол», играл,

вроде бы, в «Урале» и «Кубани». Мне кажется, если бы не вся эта история, он мог бы

дорасти до уровня основной сборной.



- Вернемся к тебе. Что предшествовало твоей ссылке в «Локомотив-2»?



- Мы тогда играли в два состава, так что я регулярно играл за второй, но иногда

выходил и в основе первого.



- Зачем же тогда было уходить «получать игровую практику», если она и так была?



- В команду пришел новый тренер Геннадий Колосов, который резко сказал, что в

команде ему нужны только два вратаря, и на следующий сезон он на меня не

рассчитывает. При этом с выбором «двух», я скорее согласен, правда, не до конца.

Для тренера важнейшим фактором для вратаря был рост, а я тогда был заметно ниже

оппонентов. Да и Кирилла Волкова он полюбил с первых тренировок, он его потом

еще в «Чертаново» с собой забрал.



- Что тебе бросилось в глаза при переходе из первого «Локомотива» во второй?



- Объективно, это был совсем другой уровень. Там играли те, кто абсолютно не

подходил первой команде, оттого было и совершенно другое отношение к делу.

Многие откровенно халтурили и совершенно не хотели что-то менять в своей жизни.



- Ты хотел?



- Знаете про принцип солёного огурца? Если свежий огурец бросить в бак с рассолом

в компанию к солёным, то он через какое-то время станет таким же, как все, и

желания огурца тут не учитываются.



- В «Локомотиве-2» была большая текучка?



- Были «старожилы» команды, и иногда кого-то спускали из «Черкизово». Только

благодаря ним и можно было сдвинуться с места.



- Вы под конец так сдвинулись с места, что взяли Кубок РФС. Это самое большее

твое достижение в жизни?




- Абсолютно точно. Причем даже не то, что мы выиграли этот кубок, а то, какую

команду мы построили за этот период. В плане человеческих отношений, настроения

в коллективе, той игры, которую мы показывали. Эта победа, как и долгое

лидерство в Летнем первенстве Москвы, были абсолютно неслучайны.



- Это случилось само по себе, или же сыграла роль смена тренера?



- Это результат совместных усилий вообще всех. И тренера, и руководства школы, и

команды. Михаил Юрьевич Мишаткин очень хотел себя проявить в Клубной Лиге,

старший тренер ему поверил и дал всё необходимое. С момента моего прихода в

«Локомотив-2» и к моменту старта того «Летнего первенства» состав команды

обновился процентов на 90, некоторых отсеяли буквально за несколько дней до

первой игры и начала подготовки к Чемпионату России. А мы были безумно голодны

до побед. Мы все всегда хотели доказать, что «2» на эмблеме – это просто цифра.

«Черкизово» тогда тоже обыгрывали. Поняли, что можем быть наверху, а тренер

давал нам необходимую подготовку.



- Когда первый «Локомотив» ехал на свой Кубок РФС в том году, по их автобусу

кто-то выстрелил из духового ружья. У вас всё прошло более спокойно?




- К счастью, ничего экстраординарного не было. Но весь этот турнир был для нас

целым приключением, которое я буду стараться помнить как можно дольше. Было

огромное количество внутрикомандных шуток, тем, приколов, но для того, чтобы

их понять, нужно было быть там. Расскажу только одну: еще даже до

предварительного отбора, который проходил в Иваново, я в шутку предложил парням

постричься налысо, если займем первое место в итоге. Все посмеялись и забыли, а

вспомнили уже в полуфинале. И сразу после победного финала пошли в

парикмахерскую. Бедной девушке-парикмахеру еще ни разу не доводилось стричь

15 парней за час, что у нас был до выезда в аэропорт (улыбается).







- У кого-то из того состава сложилась карьера?



- Гриша Герасимов наконец попал в дубль, отдает там сейчас голевые передачи.

Кириченко, Салахетдинов, Ахметов и Маричев играют за «Локомотив» U-19 в третьем

дивизионе. Рома Фомин в прошлом году в молодежном составе «Волги» играл.

Может быть, забыл кого-то.



- Среди тех, с кем ты играл, попадались по-настоящему странные люди?



- Попали в точку с вопросом сразу после ответа про Фомина. Вот он был безумно

странный. По большому счету, 90% вратарей довольно чудаковатые. Когда говорят,

что вратарь – это диагноз, чаще всего это правда, но есть те, кто особенно

выделяются. Множество мелочей, которые по отдельности вроде и не очень смешные,

но когда всё это вместе, понимаешь, что перед тобой настоящий чудак.

Еще был один парень, его постоянно «накрывало» от избытка эмоций, не мог

контролировать себя. Коллектив часто над ним подшучивал, у нас суровый

командный спорт (улыбается). Самый забавный случай произошел

в игре с «Локомотивом», Аршак Корян, убегая от него на фланге, прокинул мяч и

споткнулся об свою же ногу. Судья увидел это и направился к Коряну с желтой

карточкой. И тут он на всю Малую спортивную арену выдал пронзительный возглас,

сопровождаемый дикими эмоциями: «ДА Я ЕГО НЕ ТРОГАААААЛ!!». Хотя абсолютно

всем на стадионе было понятно, что судья показывает желтую карточку Коряну за

симуляцию (смеется).



- Вратари такие странные, потому что играют в воротах, или играют в воротах,

потому что такие странные?




- Я думаю, первое. На самом деле, вратари просто отличаются от полевых игроков,

но игроков в команде двадцать, а вратарей двое-трое, поэтому на общем фоне для

большинства они выглядят странно и на поле ведут себя по-другому, всё-таки

ответственность давит. А в бытовом плане всё обычно не так плохо.



- Говорят, в «Локомотиве» еще очень необычные тренеры вратарей. С кем лично тебе

приходилось работать?




- Не знаю, к счастью или к сожалению, но с самым странным тренером вратарей,

Владимиром Малышевым, я познакомился во время просмотра в КФК. За те несколько

тренировок у меня так ни разу и не было ни одного вратарского упражнения. Мы

всё время жонглировали двумя, тремя мячами, к чему я был абсолютно не готов.

Делали длинные передачи ногами и руками в квадрат 7 на 7. Зато пафосных речей

от него было не сосчитать. Например после неудачного жонглирования мячом, он

говорил: «Это слабовато для моей вратарской академии». А так, большинство

тренеров, с кем мне приходилось работать, действительно были профессионалами

и стремились нам помочь. Каждый привносил что-то своё и у вратарей формировался

собственный стиль. Нам никогда не говорили «делай так, по другому нельзя».

Кому-то удобнее фиксироваться катящиеся низом по центру мячи в падении вперед,

кому-то широко расставив ноги, за счет работы корпусом. Лучшие же тренировки

у меня были с Алексеем Широковым.



- А он как оказался твоим тренером?



- Он полгода работал тренером в академии. Когда «Сатурн» развалился, у него были

некоторые проблемы со спиной, не нашел новый клуб и повесил бутсы на гвоздь,

стал тренировать детей. С ним у нас ни разу не было одинаковых тренировок.

Каждый день он придумывал что-то новое и интересное, начиная от регбийных мячей

с непредсказуемым отскоком, до лавочек из раздевалок, которые «замыкали» его

прострелы с флангов. Атмосфера на каждой тренировке была веселой и непринужденной,

это помогало быстрее восстановиться между подходами. Спустя полгода его позвали

в «Локомотив-2», а через некоторое время взяли в аренду в большой «Локомотив».



- А кто из тех, с кем ты играл, произвел наибольшее впечатление в игровом плане?



- Насыр Абилаев. Ну, еще Эдгар Арутюнян был безумно хорош, может быть, не такой

талантливый, но у него было всё, чтобы стать топ-нападающим.



- Я думал, ты назовешь Коряна или Миранчуков, тех, кто сейчас играют молодежной

сборной и привлекаются к основе.




- Я помню, как только что Аршак впервые присоединился к нам, гораздо позже всех

(в 2006-м году), он сделал невероятный скачок в технике. Плюс

к этому необходимые для его амплуа прекрасные физические данные, скорость и

резкость, которые у него были на высоте. Ну и еще у него прекрасные лидерские

и человеческие качества, он тот простой парень, которого всегда будут любить в

коллективе. С братьями я вместе не играл, но в «Спартаке» они были не на первых

ролях, там в то время "звездил" Ослоновский, а позднее Давыдов и Лаша (Когония).

Трудолюбием и отношением к делу показали, что талант и

яркость не всегда играют первую роль. Сейчас, безусловно, Лёша играет очень

хорошо, но даже два с половиной года назад я и представить такого не мог.

Тренировки с основой, с профессиональными и сильными игроками дали такой эффект,

а когда и тренер поверил, то раскрылось всё, что было внутри. А вот Антон,

надеюсь, еще сможет сильно прибавить, хоть он пока и не стал лидером команды.

Ломакин выглядел индивидуально сильнее, а в прошлом сезоне еще и на команду

отрабатывал.



- Так почему Абилаев не смог раскрыться в полную меру своего таланта?



- Знаете, он очень похож на Мбарка Буссуфа из основного «Локомотива», и по

поведению на поле, и по характеру. Он очень закрытый человек, и когда только

перешел в «Локо-2», он первые месяцы очень тушевался, ему было явно не по себе.

Кроме того, с раннего детства все тренеры твердили ему, что он не сможет играть

во взрослый футбол. В центре поля нужно быть габаритнее. Можно, конечно,

вспомнить Вальбуэна из «Динамо», но француз коренастый, его на самом деле очень

трудно сдвинуть с места. А Насыр редко участвовал в единоборствах, только когда

был заведен или предельно настроен на победу. И даже когда вступал в единоборства,

выигрывал в них не всегда. В последний год игры в академии он сильно прибавил в

этом компоненте, но когда попал в дубль и встретил там еще более крепких парней,

то снова возникли те же проблемы. Скорость тоже никогда не была его коньком.

Зато в плане паса и ведения игры равных ему не было ни в «Локомотиве-2», ни в

«Локомотиве». Стандарты исполнял как руками. Но он, как и Буссуфа, игрок

настроения. Три матча лучший на поле, а потом, в игре с каким-нибудь ФШМ,

словно его и нет в игре.



- Правда, что у Ломакина была мечта стать самым юным дебютантом «Локомотива»

за всю историю?




- Об этом не знаю, но то, что он очень хотел играть за основную команду – это факт.

И его мечта могла осуществиться, но Славен (Билич) выбрал Лёшу.



- Ты активно болеешь и следишь за «Локомотивом», а вообще в футбольных академиях

это принято, или кроме собственного футбола на другой уже времени не остается?




- В «Локомотиве-2» практически все болели за ту или иную команду, не всегда за

«Локомотив». Артём Бирюков, например, отчаянно болеет за «Спартак», уже и

абонемент на фанатскую трибуну на новый стадион приобрел. Вместе с Димой

Корабельниковым, кстати. Вообще, многие из спартаковской академии горячо болеют

за свою команду.



- Когда ты понял, что с футбольной карьерой может не сложиться?



- Наверное, до последнего надеялся, но параллельно никогда не бросал учебу,

поэтому запасной вариант всегда был. В последние два года были как раз самые

серьезные надежды, которые пропали после просмотра в КФК в декабре прошлого года.



- Неудачного?



- Для меня это были прекрасные недели (улыбается), но вот клуб

ясно сказал, что рассчитывает лишь на вратарей 1996-го года рождения, поэтому

и я, и Рома Фомин оказались отцеплены. Было немного обидно, но клуб так решил.

Предметный интерес ко мне был только из Нижнего Новгорода, но там не сложилось

по многим причинам. Можно было поехать на просмотр в Краснодар, но КФК

«Локомотива», на тот момент, казался отличным вариантом, из которого уже можно

было бы продолжить карьеру.







- Спустя год мнение не изменилось?



- Нет, сейчас уже всё поугасло, понимаю, что даже пробившись в КФК, никаких

особых перспектив я бы не получил.



- Как удавалось сочетать тренировки и учёбу?



- Помогало понимание того, что без образования в жизни ничего не получится, даже

если ты футболист, помогали родители, ну и, наверное, некоторая

предрасположенность к знаниям. Не могу сказать, что был примерным учеником, но

вполне успешно закончил известную в Москве физико-математическую школу.



- Почему физмат?



- Так сложилось, хотя, наверное, какая-то предрасположенность к точным наукам есть,

всё-таки мои родители закончили МГТУ имени Баумана.



- На кого ты теперь учишься?



- Поступил на факультет менеджмента Высшей школы экономики для того, чтобы остаться

в спорте, хоть и по другую сторону. Благодаря званию КМС, которое мы получили на

Кубке РФС, меня были готовы принять в РЭУ Плеханова на факультет спортивного

менеджмента, а вот в ВУЗах уровня МГУ или ВШЭ, спортивное прошлое уже не имело

никакого значения. Я выбрал более престижный ВУЗ и более полное образование.

По профильным предметам, математике и английскому, у меня довольно высокие баллы

– 92 и 97 соответственно.



- Но футбол не забросил?



- Играю за сборную университета. Кроме того, у нас большая лига из трех дивизионов.

Играю практически каждое воскресенье. Больше в поле, но если какие-то важные игры,

то встаю в ворота. В прошлом чемпионате очень обидно упустили чемпионство в

последних двух играх, а летний кубок уверенно выиграли (улыбается).



- Какой уровень у игроков в этих лигах?



- Большинство ребят в высшем дивизионе занимались в спортивных школах, так что

уровень весьма высокий. Есть даже игроки, которые в РФПЛ засветились, например

Максим Юсифов, «хоронитель команд». Он в «Сатурне» и «Москве» играл, сами понимаете,

откуда прозвище. Но есть, конечно и «бунтари коробок».



- Как оценишь развитие спортивного менеджмента в России? Есть мнение, что он в нашей

стране вообще не нужен, так как никакой спортивный клуб в России не сможет

зарабатывать на зрителях.




- Безусловно, спортивный менеджмент в России очень слаб. До недавнего времени у нас

этому и не учили нигде. Но людей на стадион приводить можно и нужно. Я сейчас

активно изучаю MLS по этому поводу, они за 15 лет создали с нуля лигу, которая

уже сейчас конкурирует с такими монстрами как NBA и NHL. Болельщики ходят на матчи,

проводят там целые сутки. А владельцы клубов создают им для этого все условия.

Взять хотя бы «Спортинг парк» в Канзасе. На старый баскетбольный стадион ходило

тысяч 6-7 народу, пришел новый президент и через полсезона принял волевое решение

– переехать на отдельный стадион. Какая главная проблема для зрителей на футбольном

стадионе? Нет повторов и бывает непонятно, что произошло. В «Спортинг Парке»

прекрасный интернет в любой точке, и через специальное приложение можно посмотреть

повтор любого момента. Осуществили грамотную программу по привлечению болельщиков,

и теперь это постоянно заполняемый спортивный объект, приносящий огромную прибыль.

Американцы, кстати, очень многое подсмотрели у биатлонистов.



- Биатлонистов?



- Биатлон на стадионе – абсолютно скучное и невзрачное зрелище. Я был в Сочи и знаю,

о чем говорю. Сидишь на стадионе, не видишь 80% гонки, а за стрельбой наблюдаешь

на большом экране, потому что между трибунами и мишенями не только метров 150-200,

но еще и полоса тренеров/ассистентов с биноклями. А люди всё равно ходят. Скромные

немецкие деревушки собирают тысячи туристов. А всё потому, что биатлон – это неделя

праздника. Люди с утра приходят, пьют глинтвейн с сосисками, общаются, участвуют в

конкурсах. Вечерняя гонка – лишь маленькое дополнение.



- Только в немецких деревушках? А как было в Сочи?



- В меньшей степени, но тоже было. «Роза-Хутор» – большой спортивно-развлекательный

центр в горной местности. Там можно было и вкусно покушать, и погулять, и

пофотографироваться. И биатлонный стадион – единственное место на Олимпиаде, где

продавали алкоголь, пиво и вино. Настоящий праздник, как и в Америке на футбольных

стадионах. Приходишь с утра, уходишь вечером с кучей положительных эмоций и пустым

кошельком. В Сочи я был еще на обоих хоккейных полуфиналах, и сноуборде. Я не очень

интересуюсь хоккеем, на самом деле, но нельзя не отметить, что КХЛ, несмотря на

свою молодость, развивается бешеными темпами.



- Как оценишь нынешнюю ситуацию в «Локомотиве» с точки зрения управления? Какие бы

сам предпринял шаги на посту руководителя футбольным клубом?




- В «Локомотиве» сейчас эффективные менеджеры занимаются уменьшением бюджета и

расходов, хотя этим должны заниматься совсем другие люди, с калькуляторами, которым

даже правил футбол знать не обязательно. В плане финансового менеджмента строится

долгосрочная денежная программа, которая при определенных, пускай и немалых,

вложениях, должна их приумножить. Должна быть проведена работа по привлечению

болельщиков на стадионы. Клуб, например, на какое-то время может сделать даже

вообще бесплатные билеты и окупать проведение матча на одних хот-догах и продаже

футболок в день матча. Есть, например, американский опыт по привлечению болельщиков,

там продавали абонементы на три домашних матча подряд, условно за 100 долларов,

а у входа на сектор стоял секьюрити, который ставил на этот абонемент штампик о

посещении. Если посетишь все три матча, то тебе возвращается 75% стоимости

абонемента. За три посещения стадиона у посетителя складывается более-менее

целостное представление, и, вполне вероятно, что он захочет вернуться, а не станет

«случайным болельщиком», которые посещают стадион раз в год за компанию. В Германии,

например, таких «случайных» почти нет, а у нас в РФПЛ – большинство, наверное,

самый высокий процент в Европе. Про убытки от непродаж Сапатера, Обинны, Сычева,

Диарра, Буссуфа и других даже лишний раз говорить не хочется, это прямые финансовые

потери, которые пытаются возместить поднятием цен на билеты, причем преувеличивают

даже официальное количество зрителей на трибунах. Это очень похоже на отмыв денег,

ведь выручка в кассах должна быть соответствующей. Тогда выглядит логичным отсутствие

электронных билетов и отсутствие оплаты билетов через карточки – над безналичными

платежами колдовать гораздо труднее.



- Всё так плохо?



- Смотрите сами, во всех клубах игроков стараются продать, а у нас лучшего бомбардира

молодежного первенства, Ломакина, отдают бесплатно в «Енисей», не смотря на то что в

него было немало денег вложено за эти годы. Зато, за игрока КФК у Новосибирска

требуют какие-то несусветные деньги, которые клуб никогда за этого игрока не получит

и игрок уйдет бесплатно или вовсе закончит с футболом. Это всё настолько дико, что

непонятно, чем и зачем занимается клуб. Сейчас весь мир развивает социальные сети,

они приносят колоссальные прибыли, а у нас одна Ольга Бузова привлекает на стадион

больше народу чем клубный инстаграмм. Или, почему матчи молодежной командой проводят

на стадионе в Перово, в самое неудобное время, а последние матчи и вовсе в один день

с основой, при этом анонс этих матчей появляется за несколько часов до игры?

Единственное разумное объяснение, это чтобы как можно меньше народу посмотрело на

условного Коряна, и клуб мог продолжить покупать Обинн.



- В академии всё так же печально?



- В академии не всё так прозрачно и очевидно. Финансовые вопросы тяжело обсуждать,

но некоторые проблемы, о которых я говорил выше, касаются и её тоже. Но в то же

время, она каждый год дает множество классных игроков. Классных относительно среднего

уровня по стране, не говоря уж о лидерах в юношеских сборных России по своим годам.

Почему только один из ста может заявить о себе на другом уровне, это уже другой

вопрос, и как раз к менеджменту, который должен помочь обеспечить переход игроков на

профессиональный уровень. Таланта и умений у игроков академий «Локомотива» хватает.

Читайте также:
0 / 0
590 3
Футбольные новости
0 0

Булыкин объяснил, почему «Спартак» создаст проблемы «Зениту» в Кубке России

Бывший нападающий «Локомотива» и «Динамо» Дмитрий Булыкин высказался о ...

17 0

«Зенит» проведёт "Шашлык-фест" перед игрой со «Спартаком» в Кубке России

«Зенит» организует фестиваль шашлыка перед ответным матчем со «Спартаком» в ...

31 0

Воспитанник «Зенита» Кравцов ответил, что нужно сделать для возвращения в родной клуб

Опорный полузащитник «Сочи» Кирилл Кравцов, являющийся воспитанником «Зенита», ...

21 0

Канищев: отставка Абаскаля посреди сезона показывает слабость клуба, «Зенит» легко победит

Бывший советский футболист Александр Канищев высказался о предстоящем ответном ...

13 0

500-й голевой пас легионеров «Зенита»

Из дальнего зарубежья

47 0

Шикунов: «Зенит» набрал ход и находится на подъёме, но «Спартак» может навязать борьбу

Бывший спортивный директор московского «Спартака» Александр Шикунов оценил ...

77 0

Стипиди: «Не думаю, что «Зенит» сильно вспотел в Краснодаре»

Футбольный функционер Павел Стипиди высказался об игре «Зенита» с ...

Голосование

Кто в "Спартаке" играет в "безразличный футбол"?

Команда
8.8%
Отдельные футболисты
7.3%
Гильермо Абаскаль
9.8%
Все - вместе с руководством клуба
38.9%
Нет "безразличного футбола". Есть недостаток класса и профессионализма
33.7%
Популярное
8754 812

"Локомотив" - ЦСКА. Смотрим и обсуждаем

Что принесет армейцам визит в Черкизово?

1384 200

Анатолий Тимощук: Народная команда? «Зенит» — флагман российского футбола

Помощник главного тренера «Зенита» Анатолий Тимощук заявил, что считает ...

5390 197

ЦСКА и его характер

Армейцы в Черкизове отыгрались с 1:3 и едва не вырвали победу.

9585 175

Как ЦСКА спасал игру с "Локомотивом"

Впечатления от вчерашних 3:3 в Черкизове.

4497 161

«Зенит». Как Лев завалил быка

Текущий момент.

Сейчас обсуждают