тепло? 


Публикации (46)
6 Июля 20:46

"Евразийский союз"

Директор ДЮСШ ПФК ЦСКА О.Г. Малюков
Олег Геннадиевич Малюков в рабочем кабинете


"Памир" начала 80-х. Фото Ю. Батуренко



Начудили в тот год руководители. И страны нашей, и футбола. Свежеизбранный Генеральный секретарь ЦК КПСС вместе со своим Политбюро выдал совершенно бесчеловечное Постановление о «борьбе с пьянством и алкоголизмом» и т.п. В сознание советского человека входили такие понятия, как гласность и перестройка, а болельщики ЦСКА пытались свыкнуться с мыслью, что теперь им придется играть не со «Спартаком», «Торпедо», киевскими и московскими динамовцами, «Шахтером» и прочими, а с «Шинником», «Ротором», «Даугавой», армейцами Львова и Хабаровска, «Крыльями Советов» и «Памиром». Этот «Памир» прям «мертвой хваткой вцепился» в верхние строчки турнирной таблицы нашей Восточной зоны. Чемпионат в первой лиге был разделен на две зоны, из которых по шесть лучших команд продолжали выяснение отношений в финальной части первенства СССР. Но беда для армейцев заключалась не в этих двух этапах, в заключительном переходном турнире, куда помимо ЦСКА и «Даугавы», победителей первой лиги, попали неудачники высшей. На удачу себе попали, как позже выяснится.

«Памир» доставал тогда армейцев. Доставал и обходил в таблице. Ведь почему Юрий Палыч Семин взъелся тогда на ЦСКА, Армию в целом и на Всеобщую воинскую повинность? Потому что тренировал «Памир», из которого отправились служить Родине человек семь зараз. Понять можно старшего тренера республиканской команды. Неплохой состав подобрался у него. Взять Ширинбекова, к примеру, Батуренко, Малюкова, Рахимова, Мухамадиева, Мананникова и некоторых других способных футболистов. И все они вместе очень «мешали» ЦСКА. Может быть и так. Не исключено, что уперлась команда и не захотела уступать ни пяди «родной земли». Якобы за это и поплатилась. Но если посмотреть с точки зрения закона на эту ситуацию. Почему здоровые молодые ребята должны прятаться от службы в Армии по «дворам, чердакам и подвалам», в то время, как их сверстники выполняют священный долг и почетную обязанность каждого гражданина СССР? Не хотите в ЦСКА, пожалуйте на Землю Франса Иосифа. Там тоже служат такие же, как и вы, пацаны.
Оставим Юрия Павловича со своими обидами пока в Душанбе, и пусть за его карьерой следят болельщики «Локомотива», а мы отправимся вместе с новобранцами ЦСКА Олегом Малюковым и Юрием Батуренко в Москву. Безусловно, руководство «Памира» и даже республики Таджикистан всеми силами пыталось воспрепятствовать армейскому забору молодых игроков, пытаясь пристроить футболистов в свои спортроты, но рука Москвы дотянется куда угодно.

Более тридцати лет прошло с того времени, когда молодой игрок «Памира» Олег Малюков был направлен в Москву для прохождения воинской службы. За то, что «скрывался», был приписан к казарме на Ленинградском проспекте, так называемой «халяве», принял присягу, прошел курс молодого бойца. Курс заключался, в основном, в чистке Ходынского аэродрома от снега. Теперь можно и в команду. Мы расположились в кабинете директора ДЮСШ ПФК ЦСКА Олега Геннадиевича Малюкова. В школе настала пора летних каникул, «разбавленная» турнирами в первенстве России и тренировками наших «бубликов» из ЦСКА-2.

Мои родители приехали в Душанбе, как и многие граждане Советского Союза, ученые, учителя, врачи, инженеры, строители, рабочие разнообразных производств "поднимать" этот прекрасный город. И он рос не по дням, а по часам, «город тысячи чинар», под сенью которых, хотя бы ненадолго можно укрыться от испепеляющей жары. В республике, и в частности, в её столице большое внимание уделялось спорту. Строились стадионы, дворцы для его разновидностей, открывались секции и школы. Таджикистанцы ревностно следили за успехами спортсменов соседних братских республик на мировых и союзных аренах, тщательно подсчитывали награды доморощенных атлетов, коих безмерно любили, гордились ими, уважали и всячески поддерживали. Спортивною была не только городская молодежь, но люди старшего поколения. Душанбинцы ходили в горные походы семьями, участвовали в различных турнирах, типа «Папа, мама и я – спортивная семья», с удовольствием посещали мероприятия, связанные со спортом. И, конечно, футбол занимал одно из главенствующих мест в жизни горожан.

В столице Таджикистана мой папа начинал трудовой путь в одном из таксопарков, а заканчивал уже директором института Цинотур. При таксопарке была футбольная команда «Волга», за которую играл не только мой отец, но и многие игроки местного «Энергетика», а позже «Памира». Здесь они продолжали свою трудовую деятельность. Но привела меня в спорт, в частности в футбол, мама (улыбается). Она у меня была заведующей детского сада. Всю свою трудовую жизнь посвятила детям. Этот общий путь складывался у меня из разных футбольных направлений-ручейков. Мама привела в ДЮСШ «Спартак», где я умудрялся совмещать тренировки по дзюдо и футболу. Директор футбольной школы сам тщательнейшим образом просматривал и отбирал ребят под свое крыло. Не знаю, когда эти люди находили время для своих семей и себя. Все свободные часы отдавали нам, детям.

В «Спартаке» я играл в команде ребят 1962 года рождения, что на три года больше моего. Мое место было в нападении по понятной причине, я был легок и быстр, поэтому не испытывал особых затруднений. Зато набирался опыта и сил в играх со старшими соперниками. Конечно, большое место в моей детской жизни занимал дворовый футбол. Это первая школа футбола, первые шаги, первые синяки и шишки. Всесоюзные, республиканские, городские соревнования на призы «Кожаного мяча» никого из нас не оставляли равнодушными к этому замечательному футбольному действу.

Несколько позже, когда я уже играл за команду мастеров душанбинского «Памира», детско-юношеский клуб «Кожаный мяч» возглавил великий советский тренер Гавриил Дмитриевич Качалин. Я вспоминаю, что Гавриил Дмитриевич, будучи Президентом клуба ЦК ВЛКСМ, посетил в сезоне – 85 матч «Памир»- ЦСКА в Душанбе, в котором армейцы уступили нам со счетом 1-0.
У нас во дворе футбольным «президентом» был дядя Коля. Прекрасный, добрый человек. У него не было ног, он катал руками небольшую тележку с собой, людей с такими физическими недостатками и на таком «транспорте» еще можно было встретить на улицах городов в начале восьмидесятых. Дядя Коля организовывал детские турниры двор на двор, улица на улицу, в хорошем смысле (улыбается). Под руководством этого замечательного энтузиаста детско-юношеского дворового футбола, наша команда вышла сначала на районные соревнования, потом на городские, а следом уже и на республиканские турниры. Это были первые шаги любительской команды 32-го района Масложиркомбината, как его называли в народе, города Душанбе.
На различных соревнованиях за нами наблюдали детские тренеры и приглашали нас в секции футбола. Меня заприметил Юрий Рубенович Карамян, которому я обязан своим первым настоящим футбольным образованием. Низкий ему поклон. Этот человек отдавал своим ученикам всю свою душу, все свое сердце, всю свою любовь.

Мы занимались уже на стадионе Политехникума. И наша команда называлась «Хосилот», что в переводе на русский язык звучит так знакомо и вкусно, а именно «Урожай». Теперь я с головой в футболе. Родители были вовсе не против этого вида спорта, но учебу еще никто не отменял. А совмещать спорт и получение знаний с ростом становилось все сложнее. Я учился в одной из самых сильных общеобразовательных школ города. Она была с английским уклоном. В этой школе были собраны одни из самых заслуженных учителей в республике, поэтому уровень полученных учениками знаний считался достаточно высоким по сравнению даже со столичными лучшими школами. Тренировки и игры отнимали почти все свободное время, но все же пока я с уроками более или менее справлялся. Проблемы начались, когда меня пригласили в дублирующий состав команды «Памир». Но еще до этого события в моей жизни, Юрий Рубенович, являясь приверженцем новаторских методик Валерия Васильевича Лобановского и его друзей-педагогов, прививал полученные знания своим подопечным. Через трехразовые тренировки, используя разнообразные тесты, включая тест Купера, различные упражнения развивающие координацию движения, учил думать на поле.

Мы все были очень увлечены этим процессом, были полны энергии и стремились достичь тех высот, к которым вел нас тренер. Поэтому в один «прекрасный» момент Юрий Рубенович Карамян сидел за столом с моими родителями и убеждал их не препятствовать моему футбольному восхождению. Они и не препятствовали ни в коей мере. Играй, занимайся, но учись. Впереди поступление в институт, сами знаете, как родители переживают за дальнейшую жизнь своих детей. Он их убедил, но с меня было взято обещание получить высшее образование. Забегая вперед, скажу, что я его с честью выполнил перед самым переездом в Москву.

В те времена люди в нашем городе, в нашем районе, в нашем дворе жили очень просто и дружно. Детишки бегали друг другу в гости, взрослые тоже любили это делать, многие праздники отмечали или все двором или всей улицей. Двери домов не запирались практически, люди старались помочь ближнему, кто чем мог. Соседей своих все знали, а своих знаменитостей вообще на руках носили. Но не дай, Всевышний, подвести своих земляков. Вот тогда лучше на глаза им не попадаться, а сидеть где-нибудь в углу и думать, как в следующий раз реабилитироваться в глазах городской общественности. Когда уже был игроком «Памира» и таксисты от денег за проезд отказывались, и чайханщики, и много еще кто. Только выигрывайте!

А пока мы ездили на разные турниры в республике и в Союзе. Помню свой первый союзный выезд в город Орджоникидзе, столицу Северной Осетии. Мы смотрели на этот новый мир широко открытыми глазами, было жутко интересно. Нам было по одиннадцать-двенадцать лет, без родителей. Только Юрий Рубенович и кто-то один еще из старших. Огромные впечатления произвел Кавказ. Во время таких соревнований ребята находили новых друзей, учились жить немного в иных условиях, общаться и находить общий язык. Потом долго переписывались, иногда жизнь сводила снова друзей по переписке. Наш тренер старался научить нас лучшим качествам, привить нам чувство ответственности за коллектив, любовь к труду, любимому занятию, учил уважению к людям.

В тринадцати-четырнадцатилетнем возрасте играл в турнире розыгрыша Кубка «Надежда», там разглядел мою игру Евгений Иванович Лядин, который в то время был старшим тренером юношеской сборной СССР. У него я играл с ребятами 1964 года рождения. Часто тренеры специально высматривают юных футболистов, играющие за старшие возрасты. Такие игроки всегда есть в сфере интересов детско-юношеских специалистов. Не стал исключением из их правил и я. Знаете, мне по жизни везло с футбольными семьями. Будь то детские команды, будь то «Памир», ЦСКА или зарубежная команда. Возьмем «Памир». Когда я влился в дублирующий состав команды, можно было считать, что я пришел в одну большую семью. Во-первых, основа и дубль всегда были вместе, это примерно, человек двадцать пять. Жили вместе, спали вместе, ели вместе ( опять в хорошем смысле, улыбается), работали вместе, играли вместе, горевали и радовались вместе. Мне, молодому, много помогали парни, которым было уже по тридцать и больше. «Дедовщины» никакой не было. Уважение к старшим ставили во главу угла. Мы делились всем, что у нас было. Угощением, подарками, счастьем. Была общность, по-другому не могло быть у нас. Один город, как говорится, одна команда. Руководство столицы и республики всячески помогало, интересовалось жизнью команды, решало бытовые проблемы.

Стадион им. Фрунзе в Душанбе.) Пока не нашел нормального фото


Команда «Памир» проводила свои матчи на стадионе им. Фрунзе, который почти всегда был заполнен любителями футбола. Наш город находится в низине, жара днем стоит непереносимая. Мы когда приезжали с выездных матчей, обычно это две-три игры, то первую игру дома нормально переносили, а во второй домашней игре уже очень чувствовалась и усталость, и жара, и «упадок» сил. Есть можно было только после захода солнца, а пока только пить воду. Восстановится после европейской климатической зоны было очень сложно. Зато на нашей горной базе в Алмаасы вечерами наслаждались прохладой. Можно было окунуться в ледниковые воды, почувствовав на теле уколы от тысяч маленьких иголочек. Можно было протянуть руку из окна и сорвать гроздь сочного винограда, вдыхать чистый и опьяняющий горный воздух. Там мы приводили себя в порядок, тренировались на большом зеленом поле, занимались в тренажерном зале, плавали в бассейне, парились в сауне.

На отдыхе. Фото Ю. Батуренко


В сезоне-85, благодаря регламенту чемпиона, мы сыграли с армейцами четыре встречи. Дома в обеих играх победили, а в гостях один матч проиграли, а другой свели к ничьей. После четвертого нашего противостояния в Душанбе у меня состоялся разговор с Владимиром Григорьевичем Федотовым, который специально прилетел по мою душу. Повторю, что республиканское руководство предприняло некоторые шаги, направленные на недопущение моего отъезда в ЦСКА, но они были тщетны. Мне еще аукнется это «уклонение» от воинской службы солдатской формой вместо формы спортивной. Юрий Павлович Семин давал мне последние наставления ничего не подписывать в Москве, обещал обустройство в одном из московских клубов по его переезду в столицу (слово переезд сразу напомнило «Локомотив» - прим. автора). У меня и моей половинки уже был полугодовалый ребенок на руках, так Семин еще и приговаривал, что надо было второго делать сразу. Да куда там. С одним бы справиться на первых порах.

Программка к матчу


Привез нас с Колей Ферхановым Владимир Григорьевич Федотов на Песчанку. Переночевали в нашем пансионате, а наутро Колю отправили в Смоленск, а меня на разговор с Юрием Андреевичем Морозовым в ЛФК ЦСКА. Морозов делает мне нагоняй. Все бегаете, прячетесь! Не бегал бы, оформил тебя уже в клуб, и поехал бы ты домой в отпуск. Но ты ведь не хочешь за ЦСКА играть, значит, на Камчатку тебя отправят служить. Армейцы как раз готовились к переходному турниру в «Олимпийском». Говорю, очень хочу за ЦСКА играть. Так, говорю, хочу, что даже кушать не могу. Иди, говорит, шутник, в казарму. Принимай присягу. А в казарме на Ленинградском проспекте уже дожидаются своего часа Валера Брошин, Андрюхи Пятницкий и Мананников, Юрий Батуренко. Встретились, обнялись, улыбнулись, получили оружие (лопаты) и вперед в атаку на снег. А он по пояс. Хорошо хоть в столовой ЛФК вкусно кормили. Через полтора месяца нашей борьбы со снегом команда ЦСКА вышла из отпуска, я сдал военную амуницию, вернул лопату и отправился на базу в Архангельское для «дальнейшего прохождения службы».

Хочу сказать, что в армейский футбольный коллектив я влился с ходу. Следующий сезон провел в основной обойме, сыграл достаточно большое количество матчей и стал считать себя полноценным армейцем.
Когда-то в Душанбе я играл за команды старших возрастов на позиции нападающего. Но со временем Юрий Рубенович Карамян, о котором я рассказывал, перевел меня на место последнего защитника. Почему именно туда? Уже с высоты прожитых лет в футболе, обобщая опыт работы тренером, являясь детским тренером понимаешь, насколько эта позиции требует понимания игры, её чтения, умения вовремя подсказать партнерам их дальнейшие действия, направить ход игры в нужное русло. Центральная ось расположения игроков это основа, хребет команды. Через нее идет вся игра. Поэтому чистильщик не совсем соответствует своему определению в смысле футбольной эстетики. Хотя, понятно, что во время игры бывает не до красоты. И тем не менее, помимо хорошей физической подготовки, умения вести единоборства и побеждать в них, игрок должен обладать логикой мышления на футбольном поле.

Юрий Андреевич Морозов, тренер-ученый, новатор, педагог, человек порой очень жесткий и даже грубоватый, сумел объединить молодой коллектив одной идеей. Мы верили, что наша тяжелая работа обязательно даст положительный результат. Это случилось не так скоро, как хотелось нам и нашим болельщикам. Но это случилось. Случилось во многом благодаря Юрию Андреевичу Морозову. Постоянно шла работа не только над улучшением физических кондиций, набора необходимого запаса сил и энергии, позволяющего футболисту быть продолжительное время в игровом тонусе, но и над постоянным совершенствованием качества игры, поиском новых форм в имеющихся схемах и созданием иных вариантов расстановки. Такие мастера, как Валерий Лобановский и Юрий Морозов смотрели через годы и расстояния вперед, старались заглянуть в футбольное будущее страны и мира. И это им удавалось, потому что они опережали время.

Мы с Сережей Фокиным сидим в кабинете у Морозова. У него очередные мысли, как улучшить нашу игру. Мы включаемся в работу. Решаем, что одного последнего защитника маловато будет, потому что ему тяжеловато в одиночестве от бровки до бровки страховать партнеров. Здесь есть своя специфика, можно запросто не успеть это сделать. Теперь один из нас отвечает за левый фланг, другой за правый. Мы долго говорим со старшим тренером, обсуждаем варианты, спорим, задаем вопросы. А их много, вопросов. Если полузащитники будут «опускаться» ближе к нам, как тогда им поспеть в атаке? В паре с Фокиным мне было по силам играть один в один с нападающим соперника, и Сергей мог точно так же играть. У нас ним был уговор, что когда нападающий идет через мою зону, он мой. Чтобы нам вдвоем не дергаться на одного. И всегда договаривались о взаимной страховке. Это была часть футбольного процесса, часть работы, как физической, так и умственной. Это процесс общего творчества, совместного созидания игры. Это была большая часть нашей жизни.

Юрий Андреевич такую схему не менял, пока видел что атака соперника под нашим контролем. Бывало, перестраивались и играли в три защитника. Два по персоналиям и один последнего. При таком раскладе была вероятность провала. Если обыграли кого-то один в один, на тебя могут выйти сразу и два и три игрока. Мы от такой схемы отказались, посчитали, что в ней нет никакого смысла на данный момент. Получались большие зоны для нападающих и большое преимущество в стартовой скорости. В то время игроки линии атаки были техничными, мяч обрабатывали быстро и брали под контроль ситуацию. Я считаю, что нам очень повезло с тренерами, с которыми можно было обсуждать футбол, спорить, доказывать, внимать и перенимать.

Наши крайние защитники могли подключиться к атаке, но вспомните, какая сильная была в ЦСКА полузащита! Поэтому основная задача защитной линии армейцев состояла в отборе мяча и быстрой передачи его полузащитникам. Когда наваливалась усталость, и поле не позволяло делать быстрые короткие стелящиеся передачи, на помощь приходили длинные навесы в сторону Геннадия Штромбергера. Он был мощным игроком, способным зацепиться за мяч и побороться за зону контроля мяча. В это время полузащитники устремлялись вперед, предлагая разнообразное продолжение атаки. Много было неважных полей, обесценивающих короткие передачи. Сейчас с газонами лучше дела обстоят, тем не менее, мы учим наших детей, особенно, защитников не давать мячу ударяться о землю перед собой, принимать влет, укрощать мяч в воздухе.
В светлой и доброй памяти остался наш второй тренер Валентин Борисович Бубукин. Это наш психолог. Специалист по душам и сердцам своих игроков. Он не только порой выступал в роли своеобразного «буфера» между старшим тренером и игроками, смягчал острые углы, успокаивал, уговаривал, улаживал. Мудрец и хитрец. Нагрузки у нас были очень серьезные, и иногда хотелось лечь и не вставать больше никогда. Здесь Борисыч проявлял свои лучшие качества уговорщика. Он видел, когда у нас совсем не было искры в глазах и объявлял, что сегодня нагрузка будет в два раза больше. У нас подкашивались колени, но Бубукин давал «послабления». Если мы хорошо пробежим двадцать раз по сто метров, не заставит нас еще столько же бегать. Мы старались и пробегали двадцать, как следует. Он отменял остальные. Но если по правде, то всего и было двадцать. Хитрец, а нам приятно (улыбается).

Безусловно, Юрий Андреевич выполнял свои обещания перед игроками по бытовым вопросам. Ходил на прием к министру обороны, напоминал, жаловался на его подчиненных, увеличивал число недоброжелателей, но выполнял. Тогда витала в воздухе и воплощалась в жизнь идея создания новой «команды лейтенантов», играющей не только в атлетичный, но и в красивый, романтичный футбол. Эта мечта о настоящем футболе все же исполнится для всех нас. В 1987 году вызвали в Министерство Обороны группу футболистов для вручения им офицерских погон. Не очень мне хотелось становиться офицером, хотел в прапорщиках походить. Так было легче «независимость» получить, если что. Однако, для меня уже одна звездочка на каждом погоне была заготовлена. В министерстве посчитали, что негоже принижать Малюкова в звании, тогда как его товарищи офицерами станут.

Я хочу еще сказать, что кто был тогда игроком ЦСКА, тот из кожи лез, чтобы доказать свою профпригодность. Не было такого, хочу играть в команде, не хочу играть. У нас была огромная ответственность друг перед другом, мы старались не подвести товарища. Тебе могли «напихать», предъявить претензии, высказать все, что о тебе думают, если ты не умираешь на поле, а другие это делают. Такие у нас внутри коллектива были отношения. Могли даже отлупить ха дело. Мы даже на отдыхе опять вместе собирались, разбирали игры, спорили до хрипоты. Жены обижались, опять футбол! Вы без него немного хоть можете побыть!? Не можем. У нас тогда сложилась такая обстановка, кто не подходил под эти требования – скатертью дорога. Оставались единомышленники, это абсолютная правда. Мы любили футбол, занимались любимым делом, да еще за это деньги нормальные получали, между прочим.
Юрий Андреевич Морозов был всей душой, все сердцем, головой предан футболу. «Беготня» у нас была, в основном, на утренних тренировках. А в целом, наш тренер старался всегда тренировки на мяч переносить. Чтобы мы больше с мячом работали. Всегда с мячом. Уделял огромное внимание «контактной» работе, когда игрок идет один в один, в обводку. Всегда высокий прессинг присутствовал в его укладах, командные взаимодействия. Он нас вел к высотам.

Что касалось особенностей моего организма, то ему требовалась постоянная нагрузка. В этом отношении Морозов мой тренер. Если у меня случалась небольшая хотя бы пауза, вхождение в тонус давалось со скрипом. Перерывы не шли на пользу. Травмы были. У меня правый голеностоп слабоватый. В манеже как-то раз подвернул, нога посинела, опухла. В бане с Юрием Андреевичем парились, он заметил мою хромоту. Поинтересовался, посмотрел, говорит, даже не думай, что не выйдешь на игру. Вот тебе баня и холодная вода. Чередуй. Это не травма, нога не сломана и слава Богу. Доктор на игру специальную повязку сделал и играл, как миленький. Как говорил мэтр, выходи и играй! Пока жив! У нас очень редко случались паховые травмы, приводящих, задних поверхностей бедра. Почти не было этого. В Камышине в 1992 году серьезно повредился. С Наталушко выпрыгнул, чуть раньше него, потом ногу развернуло и связки по кругу порвались. Долго восстанавливался.
От автора. По 1987 и 1988 годам я приведу статистику Сергея Дементьева:

Сезон-87
Пополнение состава перед стартом сезона выглядело вразумительным: из ленинградского «Зенита» прибыли защитник молодежной сборной СССР Сергей Колотовкин и чемпион СССР 1984 г. Сергей Веденеев, из одесского СКА переведен защитник молодежной сборной СССР Сергей Шматоваленко, из ЦСКА-2 – группа талантливой молодежи в лице Игоря Корнеева, Михаила Левина и Михаила Соловьева, из рядов Советской Армии – известный по выступлениям за «Черноморец» Александр Спицын.

Главной причиной бледной игры армейцев на протяжении сезона являлась удивительная нестабильность состава: лишь в марте команда провела два матча подряд в одном и том же составе. Получил тяжелейшую травму и закончил карьеру С. Березин, не играл сильный защитник А. Мох, очень нестабильно провели сезон В. Медвидь и С. Савченко. Лишь эпизодами блистал будущий лидер команды И. Корнеев. Не оправдали надежд С. Веденеев и А. Спицын. Походу сезона проявилась «текучка кадров»: Мох был переведен в ЦСКА-2, во Львов и Куйбышев соответственно отправились Спицын и Веденеев, а в киевское «Динамо» после демобилизации отправился Шматоваленко; для усиления линия нападения были переведены из армейских команд Тимерлан Гусейнов (Киев) и Валерий Масалитин (Ростов-на-Дону). При этом усилил команду только последний. По итогам сезона покинули команду в основном те футболисты, кто не сумел закрепиться в основном составе, а также А. Пятницкий (ташкентский «Пахтакор»), С. Савченко (кишиневский «Нистру») и В. Медвидь (львовские СКА «Карпаты»).

Сезон-88

В 1988 г. ЦСКА не сумел решить задачу выхода в высшую лигу. Сезон армейцы начали неплохо, но в какой-то момент уже в решающий отрезок чемпионата не смогли догнать «убежавших» вперед «Памира» и «Ротора». В итоге 3-е место и еще один сезон в первой лиге. Поскольку дубль для команд первой лиги не предусматривался, ЦСКА пришлось изрядно сократить состав. Но из-за этого армейцы и часто страдали. С. Фокин и В. Татарчук часто отсутствовали из-за их привлечения в состав олимпийской сборной (оба в сентябре стали Олимпийскими чемпионами). В юношескую сборную призывались О. Табунов и В. Попович, а в сборную клубов вызывался также О. Малюков. Не оправдала себя и ставка на переведенного из Львова форварда В. Кухлевского (3 гола за второй круг первенства). По итогам прошлого сезона в СКА ГСВГ отбыл Вяч. Чанов, а по окончании срочной службы перешел в харьковский «Металлист» Д. Тяпушкин. Им на смену был возвращен из ЦСКА-2 Ю. Шишкин, а из Ростова-на-Дону был переведен Х. Биджиев. Именно эти два голкипера и были первыми двумя в ЦСКА. А Валерий Новиков (2 попадания в заявку на матч) готовился весь сезон к отъезду в Чехословакию в Центральную группу войск, что и произошло в октябре. В июне в московский «Спартак» перешел М. Еремин.

Олег Малюков. Конечно, опять вылететь в первую лигу было очень обидно. Морозов постоянно варьировал состав, благо призвал под знамена ЦСКА приличное количество игроков. Я думаю, Юрий Андреевич не мог предположить, что его снимут с должности по итогам сезона. Уверен, для него это стало полной неожиданностью. Впрочем, как и для всех игроков команды. Я уже говорил о роли Юрия Андреевича Морозова в создании основы коллектива. Павел Федорович мастерски огранил алмазики, оставленные человеком, которого он называл своим учителем.

В 1993 году пришло приглашение из Израиля, и я, не долго думая, отправился в эту страну. Договорились полюбовно, в ЦСКА месяцами не выплачивалась зарплата футболистам, а здесь за меня выручались какие-то деньги, которые могли пойти на выплаты ребятам. Хочу еще раз отметить, что меня на жизненном пути окружали прекрасные люди, люди с большой человеческой буквы, с теплотой души и жаром сердца, глубокими знаниями в области спорта. Когда я приехал в Израиль, то обнаружил там множество наших людей из бывшего СССР с тем же менталитетом, теми же привычками и укладом, только адаптированными под новые реалии. Я безболезненно влился в эту людскую реку, правда, убедившись, что и в Израиле могут, мягко говоря, ввести в заблуждение. Обещали высшую лигу, оказалось первая.

Но президент моего клуба, очень хороший человек, убедил меня в правильности выбора. Доказал, что клуб борется за место под солнцем в высшей лиге, что все настроены очень серьезно и решительно. Израиль такая страна, в которой надо быть лучше местного жителя, по крайней мере, в футболе. Ты должен быть сильнее в два, три раза аборигенов. Иначе руководству нет никакого смысла платить чужаку, когда можно платить своему. На тебя смотрят, от тебя ждут, требуют, в конце концов. И ты лезешь из кожи вон, чтобы доказать, что не зря тебе платят деньги в этой стране. За десять туров до окончания чемпионата, наша команда с моей помощью обеспечила себе место в Высшей лиге на следующий год. Мне было предложено отправляться в отпуск на Родину, перевезти семью и сделать какие-либо еще свои дела. За оставшиеся игры денег не платили, поэтому путь домой был открыт.

Пять лет я провел в этой замечательной стране, которая для израильтян считается одной большой семьей. Здесь учились мои дети, два моих сына. На иврите разговаривали, как на родном языке. Они ходили в местную школу, а учителей по русскому и литературе, а так же по математике, мы с женой им нанимали. Мы дружили с семьей Президента клуба, в общем, были своими в команде и стране. Но голеностоп опять меня подвел. Защемило нерв, по-моему, это называется «тоннельный синдром». Это когда ногу ставишь, а опоры не чувствуешь. Мне сделали операцию, но ранка не высыхала, температура поднималась за сорок градусов, и меня перевели в реанимацию потому что обнаружили сепсис. Пришлось еще пять дней ждать нужного специалиста, он уезжал на время из страны. Этот врач знал многих футболистов, узнал и меня. Осмотрел ногу, полистал документы и отправил опять на операцию. Сделали вроде бы все, как надо, но все время приходилось зашивать рану по-новому. Там оставалась инфекция, нога опухала и швы расходились. Чистят-зашивают, и так около пяти месяцев.

Потом отвезли в военный госпиталь, там врачи раненых с «передовой» лечат. Поместили в барокамеру, потом жидкость вводили в ногу. Главное, не было гниения кости, прошу прощения за такие подробности. В общем, год на костылях ковылял, пока нога более или менее не пришла в норму. В клубе признали свою ошибку и готовы были выплачивать мне приличную ежемесячную компенсацию. Но я на дыбы встал, да вы что, как не играть!? Буду играть! Врачи говорят, тебе бы при ходьбе не хромать, а ты играть. Я пытался доказать свою состоятельность в футболе, но с хрящами беда была, да и нога сильно болела. Мне предлагали остаться в Израиле, говорили, что стал для них своим, предлагали помощь с устройством на работу. Спасибо большое этим людям, но я не мог остаться. В России жили мои родители, да были еще причины. Уехали на Родину.

Дома поиграл немного за владимирское «Торпедо», потом Александр Дмитриевич Кузнецов предложил помочь ему в клубе «Славия-Мозырь». Помог немного, но травма давала о себе знать. А когда доктора института Вишневского пригрозили онемением ног, понял, что надо заканчивать карьеру футболиста. Поработал детским тренером в школе ЦСКА, а потом мне позвонил Павел Федорович Садырин и предложил тренировать дублирующий состав ЦСКА. Говорит, ты детей любишь, с молодежью работать умеешь. Принимай. А с 2009 занимаю пост директора ДЮСШ ПФК ЦСКА. Сюда, на стадион «Октябрь», мы переехали в 2013 году. Многого не было в нашем хозяйстве. Спасибо клубу, построили искусственные поля, отремонтировали здания. У нас есть бассейн, медицинский пункт, реабилитационный зал, тренировочный зал, административные помещения, раздевалки. Помимо школы, имеем детские группы в ЦСКА-2, которые находятся здесь же на коммерческой основе. Ребята у нас из московского региона, считаем этот пласт огромным и богатым человеческими ресурсами. Здесь у нас ребята обедают (в ресторане), приучаются к хорошим манерам (улыбается), тренируются, могут отдохнуть. Мы считаем, что футболисты наши в таком "нежном" возрасте должны расти в семьях. Чтобы и родители принимали непосредственное участие в футбольном воспитании. Футболу нужно учить ребят с самого детства, и продолжать по ступенькам труда и усердия продвигаться к вершинам понимания нашей игры и умения распорядиться полученными знаниями. Мы им в этом всегда будем помогать. Мы - ЦСКА!

П.С.
Олег Геннадиевич Малюков, вспоминая моменты своей жизни, временах, о которых он нам рассказал, заметил, что многое происходило с ним как будто в другой жизни. Настолько далекой, что не всегда можно сразу добраться до истоков того или иного события. Но ручейки нашей памяти вливаются в одну общую полноводную реку. Берега её чисты, они отмыты нашими слезами, слезами горя и радости. Ручейки, питающие эту реку, никогда не пересохнут, пока есть такие люди, пока есть мы, пока есть наша команда.

П.С.С.

По иронии судьбы главный клуб Таджикистана носит теперь название "ЦСКА -Памир". О, времена...



Стадион "Октябрь"


Армейцы на посту




"Молодец, черноголовый!")


Тоже наши ребятки


Идет работа


"Двусторонка"


Армейский дирижер


Наши кузнечики



Редакция портала Bobsoccer.ru не несет ответственности за публикации в разделе "Заметки болельщиков".
солнцево
Ваша оценка: нет Средняя: 5 (17 голосов)
Комментарии пользователей
  • 06 Июля 22:15
    +
    Спасибо, Андрей!
    Олегу Геннадиевичу здоровья!
  • 06 Июля 23:40
    +
    Вот очень отрадно что в структуре ПФК есть такие люди, настоящие Армейцы. Светлая голова в нашей чемпионской защите,играл неброско, но надежно, вообще не пожарил, в отличии от некоторых коллег ))
    И опять очень тепло о Морозове.. уже говорил, что благодаря вам, Андрей, - в корне изменил о нем мнение, раньше - на дух не переносил
    • 07 Июля 09:10
      +
      Спасибо Вам, как всегда! Я не ярый сторонник Морозова, но всегда хотел разобраться в том времени. Это желание появилось давно, а сейчас есть возможность говорить с самими участниками. Но надо понимать, что выводы делаются с высоты собственного опыта, прожитых лет, сравнений и т.д и т.п. Юрию Андреевичу надо отдать должное.
  • 07 Июля 01:30
    +
    Как всегда, огромное спасибо автору за интереснейший материал! Олегу Геннадьевичу крепкого здоровья и много сил!
  • 07 Июля 09:36
    +
    Вот это заметка! Заметище просто. Автор,браво!
  • 09 Июля 19:25
    +
    Что-то я не понял, воспоминания обрываются на 88 годе, а потом сразу 93. Победа ЦСКА в пердиве 89г, серебро 90г, золото 91г, гостевой победный матч с Барселоной в 92г - об этом периоде нет ни слова, при том что Малюков отыграл в те годы множество матчей.
    www.cska-games.ru/Players/MalyukovOleg.html
    • 09 Июля 19:34
      +
      Это главы из будущей книги. Многие игроки пишут о тех временах, и чтобы не повторятся, случаются такие перелеты. В общем-то, почти все рассказы здесь опубликованы или еще будут опубликованы. Плюс в книге хронологическое повествование автора и статистика Дементьева. Многие футболисты говорят о схожих событиях в их жизни.
      • 09 Июля 20:02
        +
        Понятно. Просто как-то странно выглядят воспоминания, где нет ни слова о лучших сезонах в карьере игрока и всей команды.
        • 09 Июля 20:17
          +
          Соглашусь, что в заметке-интервью пробел бросается в глаза. Но, надеюсь,в книге выстроится все более или менее в ряд. Тем более, хочу оставить место для воспоминаний игроков, пришедших в 88 и 89 и далее.
  • 09 Июля 20:34
    +
    Олега, как игрока, помню очень хорошо.
    Быстрый, резкий, цепкий, неуступчивый в единоборствах стоппер, он действовал, как правило, персонально против ЦН соперника и хорошо взаимодействовал с Сережей Фокиным, который играл свободного защитника.
Авторизуйтесь


или зарегистрируйтесь

Буквы вводятся с учетом регистра. (англ.) Это быстрая регистрация, у вас будут определенные ограничения. Пройти полную регистрацию
 
Популярное
Макс 21 Июля 18:13
1379/20103

ЦСКА - "Локомотив"

смотрим и обсуждаем
Эндрю 22 Июля 12:06
957/17072

"Зенит" - "Рубин"

Смотрим и обсуждаем
Макс 25 Июля 18:43
943/15162

АЕК - ЦСКА

смотрим и обсуждаем
Скорпи 23 Июля 13:19
807/13407

"Уфа" - "Спартак"

смотрим и обсуждаем
Макс 24 Июля 11:44
257/6630
Макс 21 Июля 18:13
1379/20103

ЦСКА - "Локомотив"

смотрим и обсуждаем
Эндрю 22 Июля 12:06
957/17072

"Зенит" - "Рубин"

Смотрим и обсуждаем
Макс 25 Июля 18:43
943/15162

АЕК - ЦСКА

смотрим и обсуждаем
Скорпи 23 Июля 13:19
807/13407

"Уфа" - "Спартак"

смотрим и обсуждаем
Макс 24 Июля 11:44
257/6630
Эндрю 23 Июля 00:24
126/5758

"Зенит" и "Санкт-Петербург-Арена"

Впечатления от первого домашнего матча сезона
Редакционная хроника
Как вы относитесь к идее введения видеоповторов в РФПЛ?
Всего проголосовало: 1202 посмотреть другие опросы
Сейчас обсуждается:
Сегодня 03:31
Сегодня 03:27
Сегодня 03:27
Сегодня 03:05
Сегодня 03:01
Сегодня 02:55
Сегодня 02:49