тепло? 


Публикации (41)
29 Марта 2017

"Не рычи!"

Светлой памяти Валерия Глушакова
Буквально на днях рука потянулась к телефону набрать номер Валерия Николаевича и договориться о новой встрече. Теперь остается только вспоминать.

По приглашению Валерия Николаевича Глушакова, прекрасного игрока "Спартака", ЦСКА и некоторых других клубов, осматриваем владения ООО "Зенит - Спорт" на стадионе «Луч"». Здесь же тренирует своих ребят из команды компании «Аркс» Валерий Новиков. Мне всегда импонировала игра этого армейского (именно армейского) игрока, три раза входившего в нашу красно-синюю реку (1980, 1988, 1995). И всегда появление Валерия Глушакова в нашей команде приходилось ко двору. Когда в московском районе Сокольники появился футбольный манеж, туда наведалась команда ростовского спортинтерната и обыграла юных спартаковцев. На этом матче присутствовал «Чапаев советского футбола» Николай Петрович Старостин и настоятельно пригласил в «Спартак» понравившихся ему своей игрой ростовчан. А именно, Вагиза Хидияттулина и Валерия Глушакова.

«Для нас, деревенских, можно сказать мальчишек, один был из Новошахтинска, другой из Миллерова, Москва была совершенно иным миром. Миром огромных возможностей, славы и блистательных побед. Они даже написали заявления о приеме на работу. Надо сказать, что ребятишки шустрыми оказались и отправили заявления не только в «Спартак», но еще и в «Торпедо». Впереди был еще целый год учебы и спортивных занятий в интернате, а «замуж невтерпеж».

Можно понять ребят. В «Спартаке» на депозит приходила зарплата, но мысли почему-то больше вокруг «Торпедо» у них кружились.
«Наш тренер, Валентин Гаврилович Егоров, как узнал, куда мы бутсы навострили, сгреб нас в охапку и повез в команду мастеров ростовского СКА к старшему тренеру команды Мосалеву Юрию Алесандровичу. Вот, говорит, в Москву «намылились». Мосалев знал, что ребята хорошие, но в составе пока не видел их. Там покрепче мужики играли. Нехай едут, говорит, что делать».
Старшему тренеру СКА еще аукнется это московское благословление юных ростовчан. Руководство области будет очень недовольно таким опрометчивым, на его взгляд, решением. Чуть позже мы узнаем почему. А пацаны уже пьют чай и грызут сушки на пути в Москву, при этом обставляя свой приезд условиями, справедливыми по отношению к приезжим «звездам», коими они себя, безусловно, считали. Договорились хитрецы, если встречать их приедут не из высшего руководства товарищи, туда не пойдут. А если из высшего – пойдут. День прибытия поезда «Ростов-на-Дону – Москва», который привез в столицу Глушакова и Хидиятуллина стал «черным» в истории «Торпедо». По крайней мере, черно-белым. От автозаводцев дорогих гостей поджидал на перроне «все лишь» игрок молодежной команды. В таком случае, только «Спартак». Так решили друзья, несмотря на то, что от красно-белых вообще никто не пришел их встречать.

Справедливости ради отмечу, что в «Спартаке» ребят, конечно, ждали. Да и «накопленные» ими деньги на депозите совсем не радовали главбуха профсоюзной команды. Позвонили с вокзала Ивану Алексеевичу Варламову, начальнику команды, тот обласкал по телефону в прямом смысле и примчался в тот же момент. Оценили. Дальше была Тарасовка и первая игра Хидиятуллина за дубль, а потом сразу за основу. Поэтому старший тренер СКА Ростова и получил нагоняй от высшего начальства. Не стал бы я все это расписывать, но ведь оба оказались в ЦСКА в свое время. Бог с ним, с Хидиятуллиным, а вот Глушаков много пользы принес армейцам и всегда приходил нам на помощь.
Надо сказать, не все гладко складывалось у Валерия Глушакова в «Спартаке», в отличие от его друга. Надо было играть, предлагали и «Красную Пресню» и рязанский «Спартак». Но это не тот уровень. Когда случилась большая беда с «Пахтакором», с готовностью откликнулся Валерий на призыв Николая Петровича Старостина помочь Ташкенту. «Ромба» в груди у меня не было, говорит Глушаков, а играть очень хотелось. Мне достался восьмой номер незабываемого Миши Ана, и в первом же своем матче за новую команду я забил гол. Тогда мы стали национальными героями Узбекистана». С Валерием Глушаковым мы продолжим беседу уже в 1980, когда его позовет с собой из «Пахтакора» в ЦСКА Олег Петрович Базилевич.

Футболисту нравился Ташкент, нравились его обитатели, нравилось солнце, хлеб, футбол. Нравилась жизнь. Но был город, который не отпускал сердце молодого человека. Этим городом была Москва, я уже приводил слова известной песни: «К черту в лапы попадешь, не воротишься». Валерий тоже попал, тем более, была учеба в институте, московская прописка, комната, выданная профсоюзной командой с видом на Ваганьковское кладбище, но скором времени случилось так, что футболист для руководства этого клуба «перестал существовать», о чем оно (руководство) впоследствии будет говорить с большим сожалением.

Когда еще Глушаков с командой тренировался в сокольническом манеже, Константин Бесков расставил там кровати, шкафчики, тумбочки, чтобы футболисты не отвлекались от процесса. В перерывах между тренировками могли поспать, поесть и привести мысли в порядок. И когда счастливый обладатель комнаты осознал, что стоит в совершенно пустых четырех стенах, Константин Иванович великодушно позволил взять из манежа железную кровать, шкаф и тумбочку. Благодарный футболист прихватил две кровати. Не от жадности – для друга.

По поводу этой комнаты, надо заметить в престижном районе Москвы, через некоторое время шутил известный армейский специалист в этом деле Валентин Борисович Бубукин. Однажды, он пришел по важному делу домой к Глушакову, уже игроку ЦСКА. Увидев некоторое замешательство молодого человека по поводу своего соседства с «Ваганьковым», заметил, что лучше с балкона туда смотреть, а не оттуда на балкон. Трудно с этим не согласиться, но судьба уготовила Валентину Борисовичу последний приют именно там. Бубукин тогда пришел вместе со старшим тренером ЦСКА Базилевичем уговаривать игрока играть у них дальше. Рядом находилось небольшое озерцо, где плавали белые лебеди или серые утки, и те и те символы любви, добра и преданности.
Любовь к Валерию пришла, родился ребенок, добро, в общем-то, тоже копилось потихоньку.

Армейский клуб выделил талон на «Жигули» и двухкомнатную квартиру на «Хорошевке» в шестнадцатиэтажном новом доме улучшенной планировки со всеми удобствами. До «Песчанки» рукой подать. Хорошую мебель купили. На этот дом, когда он только строился, из окна своей, еще спартаковской комнаты, частенько мечтательно поглядывал Валерий. Что же, «мечты сбываются». В ЦСКА. Еще один интересный момент вспоминает Валерий Николаевич , он был в то время единственным рядовым в составе ЦСКА, которому достался ордер на замечательную квартиру. Что касается преданности, чисто в человеческом плане, безусловно, Валерий Глушаков обладал этим качеством. Армейскому клубу за свою карьеру футболист это неоднократно доказывал. При Олеге Базилевиче, при Сергее Шапошникове и при Александре Тарханове. А вот Хидиятуллина именно он помог перетащить в ЦСКА по просьбе Базилевича. У игрока с Константином Бесковым тогда напряженные отношения были. Говорю, дружище, давай ко мне. Тот, а что дадут? – Хорошо попросишь, все дадут! И «хату», и «тачку», и танк в Краснознаменных курсах «Выстрел» под Солнечногорском. Получил «Хидя» квартиру, машину от армейского руководства и травму на поле. Уточню, что машины просто так не дарили в клубе. Дарили возможность приобретения средства передвижения.

Кстати, лазил Вагиз под танк и на танк на полигоне вместе со всеми после проигрыша своим бывшим одноклубникам в 1981 году. Валентин Борисович Бубукин, наш почти бессменный в те времена, второй тренер, тоже сжимал учебную гранату в руках, сидя в окопе. А потом мы их (гранаты) бросали вслед танку с криками «Ураа! Получи, «Спартак, гранату!»
«Когда срок моей армейской службы к концу подходил, «Торпедо» стало активно интересоваться, как у меня и что с дальнейшими планами. Приезжал от них мой товарищ Толя Соловьев. Я думал. Мы как раз с женой кумекаем по этому поводу, звонок в дверь. На пороге Олег Петрович Базилевич и Валентин Борисович Бубукин. Сели, чай пьем, Борисыч, как обычно, анекдоты «травит», шутки шутит. Но потом о серьезном заговорили. Продлевать меня пришли. Базилевич: «Валера, я же тебя привез сюда, чего тебе не хватает? Давай поработаем, будет все удачно, еще квартиру дадим. Обещаю! Достойно выступим – не обидим. Бубукин головой кивает в знак подтверждения. Еще одну машину дадим. Здесь тебя все знают, а в другом месте нужно снова доказывать! Жена не выдерживает, ростовчанка моя, да что там думать! Согласные мы! Тебя ведь тогда не обманули и сейчас не обманут. От добра, добра не ищут. Мудрая женщина. Получил я потом квартиру на улице Свободы, благодаря тройному обмену с Николаем Маношиным, он начальником команды тогда был, и Васей Швецовым».

Я не мог предположить, что на этом наши встречи и беседы с Валерием Николаевичем закончатся. Мы планировали описать его приход в 1987 и 1995 году. Мы обязательно это сделаем с Валерием Ивановичем Новиковым и другими нашими армейцами и посвятим книгу доброй памяти Валеры Глушакова. Валерия Николаевича.

Недавно я приезжал в гости в Мытищи к его товарищу по «Спартаку» и «Пахтакору» Михаилу Бондареву. Небольшой отрывок из нашей беседы.
«Поехал я в Ташкент. А там «Глушак» уже. Мы обрадовались друг другу, снова вместе в одной команде. У нас был с ним случай еще в «Спартаке», можно сказать, забавный. По окончании сезона организовывали наши руководители коммерческие матчи за рубежом. Но, в основном, как сейчас говорят, там нами повелевал его величество шопинг. Жены, дети, тещи, другая родня, друзья, нужные люди, все ждали эти поездки. Мы тоже, естественно. В «Спартаке» это было заведено, и наш «Чапай» активно это дело продвигал, имея по всему миру людей, которые могли всё организовать и пригласить его команду. В конце сезона-77 пришли из-за «бугра» два вызова, которые накладывались друг на друга по времени. Король Марокко позвал «Спартак» сыграть с его подданными, ведущими командами страны, несколько выставочных матчей. Также прислала вызов профсоюзной команде федерация футбола Индонезии. И там и там хорошо. Надо было что-то придумывать, потому что народа тогда не хватало. Я при этих думах присутствовал, не помню почему. Помню, что атмосфера в отсутствии «Беса» была демократичная и доверительная.

Николай Петрович Старостин, не особенно таясь, пытался разложить этот заграничный пасьянс. Собрал всю команду и объявил о двух предполагаемых поездках, озвучив деспотичную волю Константина Ивановича. А воля Бескова указывала на Марокко, потому как, с его же слов, отказать королю этой страны мы не в праве. Решено. Поедет в африканскую страну основной состав. А тогда в Марокко ездили за кожей, там она была недорогой и очень хорошего качества. Еще в Югославии кожа славилась. Петрович затоваривался, будь здоров. Даже специальный человек ему чемоданы с товаром таскал. Он себе ничего почти не брал, все шло в большую его семью, друзьям и знакомым. Никому не мог отказать.

В Индонезию было решено Ивана Алексеевича Варламова отправить. А у него всего шесть человек набирается, включая меня. Нет больше никого! Нет и все. А игры с первыми сборными этих стран. Они какие никакие, а сборные. Пять игр. Нам нужно набрать в этих играх пять очков, выкладывает свои карты Иван Алексеевич. Только тогда нам заплатят 100% премиальных. Если набираем меньше, ничего не заплатят. Мама дорогая, а кем играть? Пришлось набирать пацанов из молодежной команды и всего лишь одного вратаря оттуда же. Тогда я увидел в первый раз Федю Черенкова. Из его команды брали пополнение. Ему туго там пришлось. Жара, влажность, выворачивало наизнанку. И он не избежал этой участи на поле. Местные футболисты маленькие, юркие, резкие. Тяжело было с ними играть, но заветные пять очков мы набрали, а с ними и премиальные.

Неприятность случилась с нами на обратном пути. В Бомбее была пересадка, а мы много часов ничего не ели. Молодые организмы требовали еды, но нас предупреждали, что в бомбейском аэропорту не прикасались к еде. В лучшем случае, с толчка не слезете. Но если все-таки не удержитесь, перед едой примите стакан спирта или два стакана водки для дезинфекции. Это нам посольские ребята еще в Джакарте говорили. Оба наших тренера, переводчик, руководитель делегации Андрей Петрович Старостин, мы, футболисты, все же не вытерпели и наелись. И улетели в Москву. Но мы не пили спиртного. По прилету на Родину мы с Валерой Глушаковым поехали в Тарасовку. Валера говорит, сейчас приедем и в ресторан зайдем. Будем заразу убивать. Но это ранним утром было. У нас там ресторан «Кооператор» располагался с грузинской кухней. Амиран Ильич заведовал этим прекрасным заведением. Он знал всех-всех футболистов, тренеров, работников базы. Всех любил и уважал. И его все любили и уважали. Там можно было встретить множество известных футбольных людей, если, конечно, не вылезать оттуда.

Мы приехали на такси из Шереметьева часов в восемь утра. Но в ресторан позже пришли. В десять. Амиран Ильич нас радостно встретил. Бояться нам особо некого было, все в отъезде. Спрашивает, что будете есть ребята? Сациви, лобио, чахохбили? А мы дружно – водку! Амиран Ильич аж икнул от неожиданности. В десять утра молодые футболисты собрались водку пить! Где это видано, где это слыхано. Короче, приняли мы по бутылке на брата. Не ради пьянства окаянного, а недопущения распространения заразы для. Валера пошел на базу отдыхать, а я поехал домой. Вот там-то на следующий день меня и настигла расплата за бомбейский аппетит. Вскоре выяснилось, что отравление получила вся наша компания, включая Витю Самохина и Валеру Глушакова, будущих армейцев. Подробности опустим, но с едой в Бомбее или Мумбаи надо поступать очень осторожно. Когда меня привезли в больницу, вся наша делегация вместе с её руководителем, уже занимали койки и другие соответствующие такому случаю места».

Старались помимо прочих эпизодов, и юморные описать. Кто мог предположить. А буквально несколько дней назад побывал у Валентина Дезидериевича Ковача, он тоже дружил с Валерой. Тоже вспоминали с улыбкой случай.

«Я всегда хотел быть армейцем, офицером. С большим удовольствием вспоминаю годы, проведенные в ЦСКА, ребят. Валерий Иванович Новиков наша опора и надежа во всем был. Мы дружили, у нас всегда находились общие интересы. Была компания. Валера Глушаков, Валера Новиков, Юра Чесноков, Миша Дубинин… Хорошо ладили, играли на бильярде, в картишки, в нарды. В гости ходили друг к другу, на дачи ездили, когда время позволяло. Переживали за друзей. У Валерки Глушакова стенка югославская была на Беговой. Надо было её перевезти на новую квартиру в Тушино. Но сначала разобрать. Разобрали. А потом собрать. Это ведь не известная шведская фирма с шестигранниками. Полдня собирали, потом пивка немного попили, потом поняли, что половину «вверх ногами» прикрутили. А там винтиков-шпунтиков миллион. По новой… И еще: «Валера Глушаков был отправлен в воинскую часть под Ленинградом, Виктор Колядко и Александр Тарханов в одесский СКА и т.д. и т.п. Ира Глушакова просила за Валеру у Морозова, потом я просил, мы дружили. Ни в какую».

Я, как болельщик, всегда буду помнить его игру. Не раз в своих заметках и книгах писал об этом замечательном футболисте и человеке. Низкий Вам поклон, Валерий Николаевич. Все футбольное братство скорбит. Помним и любим.

В составе ЦСКА!





На стадионе "Луч"

Редакция портала Bobsoccer.ru не несет ответственности за публикации в разделе "Заметки болельщиков".
солнцево
Ваша оценка: нет Средняя: 5 (4 голосов)
Комментарии пользователей
Авторизуйтесь


или зарегистрируйтесь

Буквы вводятся с учетом регистра. (англ.) Это быстрая регистрация, у вас будут определенные ограничения. Пройти полную регистрацию
 
Популярное
Редакционная хроника
Какого результата сборная России добьется на Кубке Конфедераций-2017?
Всего проголосовало: 1664 посмотреть другие опросы
Сейчас обсуждается:
Сегодня 08:02
Сегодня 08:02
Сегодня 08:02
Сегодня 08:01
Сегодня 08:01
Сегодня 08:00
Сегодня 08:00